Навигация:

Об Архивной службе

Клишбиевцы (нартановцы) – всадники Кабардинского конного полка Кавказской туземной конной дивизии (К 105-летию формирования дивизии)

В этом году исполняется 105 лет со дня формирования Кавказской туземной конной дивизии, получившей широкую известность как Дикая, и ее выступления на русско-германский фронт Первой мировой войны. Она состояла из шести полков: Кабардинского, 2-го Дагестанского, Ингушского, Татарского, Черкесского и Чеченского. Свои названия они получили по местам своего формирования, но каждый из них был многонациональным.

19 июля 1914 года Германия объявила войну России. На следующий день об этом стало известно и в Нальчикском округе Терской области. 23 июля в Нальчике под председательством начальника округа подполковника Султанбека Касаевича Клишбиева открылся съезд доверенных – почетных представителей от селений Большой и Малой Кабарды и горских обществ. Участники съезда обратились к вышестоящему начальству с просьбой разрешить выставить за счет населения на театр военных действий Кабардинский конный полк из четырех сотен. Инициатива жителей Нальчикского округа получила одобрение не только руководства Терской области, куда в то время входил округ, и Кавказского наместничества, но и императора Николая Второго. По примеру Нальчикского округа им было высочайше повелено сформировать конные полки и в других округах Терской области с сведением их в Кавказскую конную дивизию. Командование дивизией было возложено императором на младшего брата царя великого князя Михаила Александровича Романова.

 Известие о формировании Кабардинского конного полка вызвало большое воодушевление в населении округа. Тотчас же в Управление округа, сельские правления стали поступать заявления, прошения, ходатайства о зачислении добровольцев в полк. Не остались в стороне и жители селения Нальчикско-Клишбиевского, входившего в 3-й участок Нальчикского округа (ныне Нартан).

26 июля 1914 года Махмуд Думанишев, ранее участвовавший в Русско-Японской войне в рядах 5-й сотни Терско-Кубанского конного полка, где был пожалован урядником, обратился к начальнику округа подполковнику К.С. Клишбиеву: «Имея желание послужить Царю и Отечеству, я покорнейше прошу распоряжения Вашего Высокоблагородия о зачислении меня в ряды войск с предполагаемыми формированию Кабардинских сотен из охотников (добровольцев)…» (УЦГА АС КБР, ф. И-6, оп. 2, д. 71, л. 28-28 об.)

Батыр Хачедогов в своем прошении к начальнику округа писал: «Получив образование сельской мулльской арабской грамоты и желая поступить муллой в формируемый Кабардинский полк, прошу ходатайства Вашего Высокоблагородия о зачислении меня на просимый пост.» (УЦГА АС КБР, ф. И-6, оп. 2, д. 71, л. 28-28 об.)

С такими же прошениями обращались Касим Кужев, Цаца Амшуков и многие другие. Сельское правление в своих рапортах Управлению округа подтверждало наличие у добровольцев хорошего здоровья и отсутствие судимости. Однако, движимые патриотическими чувствами, просили о зачислении их в полк и те, кому сельские власти по тем или иным причинам отказывали. К примеру, Мату (Мат, Маш) Асламурзович Гукежев, обращаясь к К.С. Клишбиеву с желанием «…поступить добровольцем в вновь формируемый Кабардинский полк…», жаловался на то, что «…фамильный доверенный … и сельская администрация сел. Н.-Клишбиева не принимают меня в число всадников, мотивируя свой отказ тем, что я порочный человек и был выслан в Сибирь по приговору о[бщест]ва, хотя в настоящее время в силу Высочайшего Манифеста мне разрешено проживать по месту прежнего жительства, т. е. в сел. Н.-Клишбиево.» (УЦГА АС КБР, ф. И-6, оп. 2, д. 71, л. 29.)

12 августа 1914 года старшина сел. Нальчикско-Клишбиевского Геляхстан Клишбиев представил С.К. Клишбиеву два списка, составленные сельским правлением. В первый список были включены добровольцы, назначенные от селения в Кабардинский конный полк: Геляхстан Магометович Вармахов – 34 лет, Мата Жамботович Пшегусов – 25 лет, Залимгери Заурбекович Тхакахов – 22 лет, Жантуган Хабыжевич Хачедогов (Хажидогов) – 21 года, Болотоко Шамилевич Кумуков – 20 лет, Туган Шикович Дышеков – 23 лет, Бий (Батырбий) Цицуевич Маремов – 32 лет, Кудаберд Асхадович Куныжев – 22 лет, Махмуд Исмаилович Шагиров – 21 года, Нашхо Бекмурзович Жамборов – 26 лет, Дзу (Дзуа) Сосрукович Желегастов (Гелясов) – 25 лет, Хамзет Казиевич Шугунов – 24 лет, Хажгери Казиевич Тхакахов – 23 лет, Махмуд Асламурзович Думанишев – 34 лет, Кайсин Ботокович Тлянчев – 22 лет, Хангери Озермесович Пшибиев – 30 лет. Во второй список были внесены запасные, также желающие поступить в названный полк: Талиб Мударович Абазов – 30 лет, Болат Османович Нартыжев – 23 лет, Мац Асхадович Дышеков – 25 лет, Ток Камбулатович Бештоов – 24 лет, Махмуд Исмаилович Алчагиров [возраст не указан], Питу Каншаович Хачимахов – 27 лет, Мурат Абрекович Моков – 24 лет, Хакяша Дугужевич Куныжев – 21 года, Мухажид Нахович Ширитов – 24 лет, Пита Жамботович Сейнов – 26 лет, Мажид Карович Кужев – 20 лет, Демир Хапагович Дышеков – 25 лет, Аубекир Батырбекович Идариев (Индареев, Индреев) – 24 лет, Кучук Каспотович Хаупов – 23 лет, Жанхот Патович Дышеков – 24 лет, Мата Безович Дышеков – 20 лет. (УЦГА АС КБР, ф. И-6, оп. 2, д. 70, лл. 4-8.)

Добровольцы были освидетельствованы военной врачебной комиссией и признаны годными к несению военной службы. Каждый был экипирован согласно установленным нормам. На снаряжение всадников сельским обществом были собраны необходимые денежные средства. Согласно ведомости о произведенных расходах на сформирование и обмундирование всадников Кабардинского конного полка, представленной старшиной села Г. Клишбиевым 12 октября 1914 года С.К. Клишбиеву, жителями села были израсходованы 8 842 руб. 14 коп., из них 8 028 руб. 62 коп. – на обмундирование, снаряжение и выданные наличными деньгами оставшихся из 500 руб. на каждого всадника по числу 16 человек, 646 руб. – на полковой обоз Кабардинского полка, 167 руб. 52 коп. – на разъезды по делам снаряжения всадников и их довольствие до сдачи в полк. (УЦГА АС КБР, ф. И-6, оп. 2, д. 69, лл. 16-17.)

7 сентября 1914 года в присутствии командира Кабардинского конного полка полковника графа Иллариона Илларионовича Воронцова-Дашкова, подполковника Георгия Кетхудова, помощника командира полка подполковника князя Федора Николаевича (Тембота Жанхотовича) Бековича-Черкасского народный кадий Алихан Индрисович Шогенов привел всадников полка к присяге. Они поклялись в том, «…что взяли на себя и обязались служить верою и правдою ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, нашему Августейшему Владыке и Повелителю, Всемилостивейшему ИМПЕРАТОРУ, Самодержавному Государю всея России НИКОЛАЮ АЛЕКСАНДРОВИЧУ, и истинному и природному Наследнику ЕГО Царства ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЫСОЧЕСТВУ ГОСУДАРЮ ЦЕСАРЕВИЧУ и Великому Князю АЛЕКСЕЮ НИКОЛАЕВИЧУ, и Им во всем повиноваться;и на службе Их не отступать от пролития крови нашей и ради Их не задуматься жертвовать нашей жизнию до последнего вздоха; предостерегать и оборонять всеми силами души и тела и всею возможностью нашею все, что относится Самодержавству Повелителя нашего, Августейшего ИМПЕРАТОРА, силе и власти Его принадлежащим правам и преимуществам, как существующим ныне и узаконенным, так и тем, которые будут существовать когда либо; употреблять все наши усилия на исполнение всего того, что потребуют обязанности верного служения ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ, также как и того, что касалось бы, каким бы то ни было образом, пользы и блага оного…» (УЦГА АС КБР, ф. И-20, оп. 1, д. 8, л. 64-64 об.)

С целью оказания материальной поддержки семей ушедших на фронт всадников, в связи с отсутствием других кормильцев, было выделено соответствующее казенное пособие. В селе была создана специальная комиссия–сельское попечительство по призрению семейств нижних воинских чинов, которое провело обследование материального состояния семей, из которых ушли на фронт добровольцы, и определило нуждающихся в получении пособия. Было установлено, сколько пайков и денежных средств, исходя из их количественного состава, полагается данным семьям. Так, за период с 29 августа по 30 ноября 1914 года выделялось 71/2 пайков / 68 руб. 321/2 коп., из них: жене Геляхстана Магометовича Вармахова – Кошельян (25 лет) – 1 паек / 9 руб. 11 коп.; жене Хангери Озермесовича Пшибиева – Жальдузхан (30 лет) и его сыновьям Шупаго (5 лет) и Огурлыпаго (1 года) – 21/2 пайка / 22 руб. 771/2 коп.; жене Хажимурата Исламовича Маргушева – Нафиле (25 лет), его дочерям Хошепаго (9 лет) и Кошекара (1 года) и сыну Хасану (3 лет) – 3 пайка / 27 руб. 33 коп.; жене Марема Каровича Кужева – Накуре (30 лет) – 1 паек / 9 руб. 11 коп. (УЦГА АС КБР, ф. И-6, оп. 2, д. 69, лл. 144-145 об.)

Позднее размер выплачиваемого пособия был увеличен. В период с 29 августа по 1 марта 1915 года Кошельян Вармахова и Накура Кужева получали уже по 17 руб. 93 коп., семья Хангери Пшибиева – 44 руб. 821/2 коп., семья Хажимурата Маргушева – 53 руб. 79 коп. (УЦГА АС КБР, ф. И-6, оп. 1, д. 926 том 1, лл. 26-28.)

5 ноября 1914 года Султанбек Клишбиев, во исполнение поступивших распоряжений вышестоящего начальства, разослал старшинам селений вверенного ему округа экстренное предписание о привлечении новых добровольцев в запасную сотню Кабардинского конного полка для пополнения его личного состава в связи с убылью: «…немедленно объявить кабардинской и горской молодежи, что желающие из них поступить в запасную сотню добровольцами, приглашаются мною в Управление округа для личных переговоров, предварив их при этом, что в виду массы лиц, желающих поступить в сотню добровольцами, а также и того, что с Кабардинским конным полком ушло много добровольцев, снаряженных на счет подлежащих сельских обществ, которые по своему материальному благосостоянию, имели полную возможность отправиться на собственный счет, предпочтение будет оказано тем из них, которые изъявят желание явиться в полк на собственной лошади, при чем можно иметь жеребца, мерина или кобылу произвольного роста, но вполне крепких и пригодных для похода.

         Не лишним к этому считаю добавить для объявления во всеобщее сведение, что все добровольцы, изъявившие желание отправиться на собственной лошади, будут всячески поощряемы начальством…» (УЦГА АС КБР, ф. И-20, оп. 1, д. 2, л. 17-17 об.)

Во исполнение этого предписания от селения Нальчикско-Клишбиевского в первую запасную сотню Кабардинского конного полка были зачислены и отправлены на фронт 26 января 1915 года всадники Мурат Бориев – 26 лет, Маша Хапагович Машитлов – 25 лет, Мухажид Нахович Ширитов – 22 лет, Аубекир Батырбекович Индареев – 28 лет, Хапаго [в других документах – Хакяша] Дугужевич Куныжев – 20 лет и Лю (Люо) Дышеков – 22 лет.(УЦГА АС КБР, ф. И-20, оп. 1, д. 2, лл. 274-274 об).

С 1 декабря 1914 года жене Маши Машитлова – Хуце (20 лет) был установлен 1 паек / 8 руб. 82 коп., семье Хакяши Куныжева: его матери-вдове Тах (47 лет), его братьям Умару (15 лет) и Гиду (12 лет) и сестре Мастилат (9 лет) – 4 пайка / 35 руб. 28 коп. (УЦГА АС КБР, ф. И-6, оп. 1, д. 926 том 1, лл. 26-28.)

Кроме того, затем была сформирована и вторая запасная сотня, в которую были зачислены клишбиевцы Мат Асламурзович Гукежев, Дзуа Гелясов, Батырбек Нашхович Куныжев, Харун Афашагов, Булат Хаудов, Хажумар Агзагов, Мудар Эльмурзович Пшибиев. (УЦГА АС КБР, ф. И-6, оп. 1, д. 915, лл. 69, 72 об.)

Нальчикско-Клишбиевское сельское попечительство по призрению семейств нижних воинских чинов 4 октября 1915 года постановило внести семьи Мата Гукежева, Мудара Пшибиева и Батырбека Куныжева в раздаточную ведомость на выдачу казенного пособия: жене Мата Гукежева – Бах (26 лет) – 21 руб. 9 коп.; жене Батырбека Куныжева – Ельмильсхан (30 лет) и его сыновьям Хамиду (3 лет) и Каншаубию (1 года) – 42 руб. 18 коп.; матери-вдове Мудара Пшибиева – Запыте (50 лет) и его сыну Пшизаби (1 года) – 31 руб. 63 коп. (УЦГА АС КБР, ф. И-6, оп. 1, д. 926 том 2, лл. 141-144.)

Не всем из ушедших на войну суждено было вернуться живыми и невредимыми. Но их боевые заслуги не остались неоцененными. В бою 25 мая 1915 года у дер. Видиново [ныне село Видинов в Снятынском районе Ивано-Франковской области Украины] был тяжело ранен и остался на поле сражения, т. е. пропал без вести, Тлостанбий (Бий) Цицуевич Маремов.(УЦГА АС КБР, ф. И-20, оп. 1, д. 13, лл. 75, 108.). Урядник Тлостанбий Маремов был посмертно удостоен Георгиевского 4-й степени № 259621, который был передан его брату Каральбию. (УЦГА АС КБР, ф. И-6, оп. 2, д. 75 том 3, л. 47-47 об.)

Также были удостоены Георгиевских крестов 4-й степени и другие клишбиевцы.

14 февраля 1915 года у дер. Подгорки близ Калуши, вызвавшись охотниками (вместе с Хажби Умаровичем Тхазепловым), Залимгери (Зелимгери) Заурбекович Тхакахов «…в продолжении суток под сильным ружейным и артиллерийским огнем наблюдали за передвижением и приготовлениями противника в районе дер. Вистово [ныне село Вестовая (укр. Вістова) в Калушском районе Ивано-Франковской области Украины], о чем подробно донесли».

10 сентября 1915 года в бою у дер. Доброполь [ныне село в Бучачском районе Тернопольской области Украины] младший урядник Мажид Карович Кужев «…под сильным и действительным огнем противника, вызвавшись охотником доставить в стрелковую линию важное извещение, восстановил [у]траченную связь». (УЦГА АС КБР, ф. И-20, оп. 1, д. 23 том 2, лл. 277 об., 278 об.)

17 декабря 1915 года Абубекир Батырбекович Индреев у дер. Шутроминце [ныне село в Залещицком районе Тернопольской области Украины], будучи послан вместе с Магометом Бляшевичем Батовым «…для восстановления утраченной связи с пехотой, под страшным артиллерийским и ружейным обстрелом, восстановили эту связь». (УЦГА АС КБР, ф. И-20, оп. 1, д. 23 том 2, л. 264 об.)

«Выдающуюся храбрость и мужество в лихой конной атаке 29-го Мая 1916 года у деревень Шепеницы [ныне село Шипинцы в Кицманском районе Черновицкой области Украины] и Лужаны [ныне посёлок городского типа в том же районе]» проявил всадник 4-й сотни Тембулат Килюевич Дышеков. (УЦГА АС КБР, ф. И-20, оп. 1, д. 23 том 2, л. 377 об., 379 об.) В этом же бою отличился и всадник 3-й сотни Туган Машевич Дышеков: он вместе с всадниками этой же сотни Зулкарнеем Батыровичем Мукожевым и Жамботом Мусовичем Зашакуевым «…наткнулись на партию австрийцев силою в 40 человек, стремительно бросились на них, при чем двух закололи пиками, 30 чел. сдались, а остальные панически бежали.» (УЦГА АС КБР, ф. И-20, оп. 1, д. 23 том 2, л. 387.)

1 июня 1916 года всадник 3-й сотни Мухажид Нахович Ширитов находился у дер. Сороки [ныне село в Бучачском районе Тернопольской области Украины]«…с разъездом для наблюдения за противником [вместе со старшим урядником Федором Петровичем Бойко, младшими урядниками Афанасием Емельяновичем Костенюком, Сильвестром Ивановичем Ковтуном и всадниками Кучуком Асхадовичем Османовым и Казимиром Эдуардовичем Яржимовским]. Разъезд вошел в линию передовых пехотных цепей 4 пограничного Заамур[ского] полка за д. Сороки, против выс[оты] 350. К 13 час. явилось предположение, что неприятель, скрываясь за выс. 350, отошел, оставил дозоров. Для проверки этого они вызвались охотниками из разъезда, перебежками поднялись на выс. 350 с юго-западной стороны и обнаружили, что эта сторона выс[оты] оставлена противником, а правая сторона горы еще занята, совместно с подоспевшими к этому времени 10 пехотными охотниками они открыли фланговый огонь по северной стороне выс. 350 и отбросили противника, нанеся ему потери.» (УЦГА АС КБР, ф. И-20, оп. 1, д. 23 том 2, л. 377 об., 379 об.)

Ряд клишбиевцев, были удостоены и Георгиевских медалей 4-й степени, в частности, всадники 3-й сотни Мухажид Докоевич [так в документе, правильно: Нахович] Ширитов – № 9338872, Бий Исламович Дышеков – № 938875 и Нашхо Бекмурзович Жамборов – № 938820.

Мухажид Ширитов4 декабря 1916 года у дер. Висока [ныне село в Монастырисском районе Тернопольской области Украины], «…вызвавшись охотником на разведку, с явной личной опасностью проник в расположение противника, добыл и доставил важные сведения о силах и расположении про-тивника».

Бий Дышеков 21 декабря 1916 года у высоты 625, «…будучи старшим в разведке, уничтожил неприятельский пост». (УЦГА АС КБР, ф. И-20, оп. 1, д. 23 том 1, лл. 280-282.)

Нашхо Жамборов 22 декабря 1916 года у дер. Византия-Розаска вызвался вместе с всадником той же сотни Григорием Ивановичем Калибада, награжденным позднее за этот подвиг Георгиевской медалью 4-й степени № 938819, «….охотниками на разведку, проникли в расположение противника, где добыли и доставили важные сведения о расположении его частей».

Кроме того, для раненых нижних чинов было также введено специальное отличие, носившееся всадниками на черкесках: нашивка из красной тесьмы. Всаднику 4-й сотни Мацу Дышекову было разрешено приказом командования полка носить две нашивки; всаднику 2-й сотни Мажиду Кужеву, всадникам 3-й сотни Кудаберду Куныжеву и Нашхо Жамборову, а также всаднику 4-й сотни Тембулату Дышекову – по одной нашивке. (УЦГА АС КБР, ф. И-20, оп. 1, д. 23 том 1, л. 267-267 об.)

Здесь приведены не все сведения о клишбиевцах – славных предках нынешних жителей современного селения Нартан Чегемского района Кабардино-Балкарской Республики, участниках Первой мировой войны, всадниках прославленного Кабардинского конного полка легендарной Кавказской конной дивизии. Но и представленное вселяет гордость за наших земляков, не щадивших своей жизни ради защиты своего Отечества, каким бы оно ни было, от иноземного врага.

А.С. Пшибиев

начальник отдела

организации государственного хранения

и учета документов УЦГА АС КБР

Полезные ссылки

uslugi 

Телефоны "горячей" линии
по антикоррупционной деятельности
АРХИВНОЙ СЛУЖБЫ
тел: +7 (8662)42-45-79
тел: +7 (8662)42-45-85
Телефоны КРУГЛОСУТОЧНОЙ
"АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ЛИНИИ"
ГЛАВЫ КБР
тел: +7 (8662)40-89-70
тел: +7 (8662)40-34-32

Адрес: 360000, г. Нальчик, ул. М. Горького, 13
Тел. +7(8662)42-46-04
Факс. +7(8662)42-46-04
archiv@kbr.ru
Прием заявлений и выдача справок гражданам:
понедельник, среда, пятница с 9:00 до 17:00.
Перерыв с 13:00 до 14:00

Сегодня 23

Неделя 71

Месяц 241

Всего 22939