Н.А. Бальжатова,

консультант УЦГА АС КБР

 

 

НЕМЕЦКИЕ ОККУПАНТЫ В СТАРОМ ЛЕСКЕНЕ

 

Летом 1942 года немецко-фашистские войска вели активное наступление на Южном фронте, быстро продвигаясь вглубь территории Северного Кавказа. Кавказ –  Северный и Южный - интересовал Гитлера прежде всего как регион, обладавший немалыми ресурсами: энергетическими (нефть), продовольственными (зерно), военно-стратегическими (вольфрам и молибден). В случае захвата Кавказа перед гитлеровцами открывались также перспективы овладения акваторией Черного моря. Поэтому с июля 1942 года здесь развернулось одно из грандиозных и продолжительных сражений Великой Отечественной войны, впоследствии вошедшее в историю как битва за Кавказ.

В августе фашисты вплотную подошли к границам Кабардино-Балкарии. Вооруженная до зубов германская армия с массой танков и самолетов буквально обрушилась на нашу республику, ломая отчаянное сопротивление ее защитников. После тяжелых оборонительных боев советские войска были вынуждены отступить с занимаемых позиций, и уже к концу октября вся территория КБАССР оказалась в зоне фашистской оккупации.

Административный центр Лескенского района – селение Старый Лескен (ныне Анзорей), как и все населенные пункты республики, в полной мере испытал тяготы фашистского оккупационного режима.

Первое «знакомство» жителей райцентра с фашистами состоялось 26 октября 1942 года, когда немцы входили в село. В небе над Лескеном вдруг раздался страшный гул – это летели немецкие бомбардировщики. Ряд бомб они сбросили прямо над жилыми кварталами села. В результате мирные жители получили различные ранения от взрывов бомб. Это Бориева Фетка Хамидовна, Альборова Тамара Цутовна, Альборов Юра Цутович, Деунежева Нина Мухадиновна, Кабалоев Чамал Исупович, Гурфов Хажмурид Галимович, Пачев Газиз Касеевич, Хачетлов Хакяша, Белимготова Нашхо.

Житель с. Старый Лескен Х.Ч. Алиев впоследствии вспоминал: «Никогда не забыть, как в наше село вступили гитлеровские оккупанты. Это произошло… в последних числах октября 1942 года, когда колхозники колхоза им. К. Маркса готовились к достойной встрече праздника Великого Октября. Многие колхозники ушли в тот день на уборку кукурузы, подсолнечника для сдачи фронту, а часть взрослого населения осталась в селе для оказания помощи старикам, старухам и детям на случай нападения врага с воздуха. И вот настал этот страшный момент. Помню, в это утро (26 октября 1942 года), несмотря на ясное безоблачное небо, настроение у людей было тревожным, подавленным. В голубом небе появились фашистские стервятники, началась сильная бомбежка…»

При бомбежке погибли: Азаматов Аскир Эльмурзович, Аталикова Назифа Тутовна, Деунежев Темураз Хажмуратович, Якокутов Мег, Сосмаков Лион, Сосмакова Гуляна, Аталикова Гошлана,  Долов Нух Анзорович, Пачев Темиша Алиевич.

 Среди убитых были целые семьи. В роду Унакяфовых в результате бомбежки было четверо погибших: Адальгерий, Дисдига, Куак Тугановна и Куак Адальгериевна. В семье Апековых двое: Андулах Бекович и Кураца Бековна. В семье Бориевых трое: Шамхани Хапитовна, Шихбан Татуевич и Заурби Шихбанович.

Прямое попадание вражеской бомбы в дом красноармейца Амлихана Тутовича Больжатова (который в тот момент находился на фронте) оборвало жизнь всех его близких: жены Гошланы Исхаковны, сестры Лази Тутовны  и пятилетнего сына Вовы. Ребенок умер от того, что в результате обрушения балки получил открытый перелом ноги и потерял много крови. Позднее, в 1944 году, на фронте погибнет и сам глава этой семьи - Амлихан Больжатов.

По соседству с домом Амлихана находился дом его двоюродного брата - Мадина Питовича Больжатова, известный тем, что в одной его половине размещался Старо-Лескенский сельский Совет, а в другой жили хозяева. Этот большой дом был полностью разрушен взрывом бомбы, но семья Больжатовых выжила, скрываясь от обстрелов в выкопанной в огороде землянке. В тяжелейшее послевоенное время с огромными финансовыми трудностями жилье было восстановлено хозяевами. Зоя Мадиновна Кунашева (Больжатова), которая будучи ребенком пережила вместе со взрослыми  немецко-фашистскую оккупацию, вспоминает: «Я помню, как мы прятались в вырытой отцом землянке. Нас спасло только то, что это убежище имело прочную крышу, благодаря тому, что отец использовал при ее постройке телефонные столбы. Откуда они взялись в селе? Как раз накануне сельский Совет, располагавшийся в нашем доме, телефонизировали – тянули телефонный кабель к нашему участку. И прямо во дворе рабочие сложили столбы, предназначавшиеся для строительства линии. Они и пошли в ход… Пока мы сидели в укрытии, немецкий самолет бомбовым ударом уничтожил наш дом. Взрыв бомбы был такой силы, что вся землянка оказалась погребенной под кучей земли. Но столбы выдержали эту массу, и мы остались живы. Нас с трудом откопали. Так телефонные столбы спасли нашу жизнь… После того, как немецкий самолет разбомбил соседний дом Амлихана Больжатова, все взрослые побежали туда – спасать людей из-под завалов. Бросились туда и мы со старшим братом Толей. Первое, что я увидела, это разрушенный курятник. Повсюду валялись мертвые куры с вываленными наружу потрохами. Эта кровавая сцена произвела на меня неизгладимое впечатление. Я громко заплакала. Тут нас заметил отец, который  находился на завалах. Он отправил нас назад в нашу землянку…»

В этой землянке семья Больжатовых прожила около двух месяцев, а затем их приютили соседи Далеловы.

После захвата территории Кабардино-Балкарии германские части и их союзники румыны во всех населенных пунктах, включая Старый Лескен, сформировали органы оккупационной власти – комендатуры. В селах ими были назначены старосты из местного населения. Уже упоминавшийся нами Мадин Питович Больжатов – высокий, статный мужчина средних лет, пользовавшийся среди односельчан авторитетом и уважением, уже после войны вспоминал, как к нему обратились почетные старики села с предложением стать сельским старостой. Однако Мадин Питович категорически отказался от этой должности, и старостой был назначен другой человек.

Первоочередной задачей новых властей стало выявление и физическое уничтожение всех партийных, советских, хозяйственных руководителей, военных работников, интеллигенции, евреев и всех тех, кто, по мнению захватчиков, мог представлять угрозу оккупационному режиму. К этой группе фашисты отнесли четверых «неблагонадежных» старо-лескенцев, которые и стали их жертвами. 28 октября 1942 г. председатель Старо-Лескенского сельского исполкома Умарин Магометович Якокутов и секретарь парторганизации колхоза им. Карла Маркса Муштагид Хаптикович Белимготов были преданы местными предателями немецкому коменданту. Затем они были арестованы, уведены в лес и расстреляны. Перед смертью фашисты заставили их вырыть себе могилу. Таким же образом были убиты начальник Лескенского районного земельного отдела Тафа Умарович Хакяшев и колхозник Хасан Дабагович Турков. После ареста их в течение пяти суток подвергали мучениям, после чего отправили в г. Прохладный и там расстреляли.

Почти во всех населенных пунктах Лескенского района в период оккупации были сосредоточены германские воинские подразделения. Как указывалось в специальном сообщении НКВД КБАССР, в селе Старый Лескен располагался понтонный батальон со смонтированным и размещенным на 200 автомашинах оборудованием, а также санитарная часть крупного армейского соединения. Понтонные (плавучие) мосты использовались гитлеровцами для форсирования горных рек при наступлении на Кавказ и считались важнейшим средством переправы тяжелой техники: танков, артиллерийских орудий, автомобильного транспорта.

Люди пытались вредить оккупантам по мере своих сил и возможностей. Вот как, например, поступил старо-лескенский школьник Темиркан Шинахов. Он перерезал телефонный провод немецкого штаба, связывавшего его с воинскими частями оккупантов, находившимися в Старом Лескене и Старом Урухе. За это фашисты арестовали Темиркана и зверски избили. Так же и Фатимат Алиева, увидев в своем огороде протянутые фашистами телефонные провода, разрубила их. За это чуть было не погибла в немецкой тюрьме. Наверняка, были и другие подвиги простых людей, в одночасье вдруг оказавшихся один на один с фашистами. Фашистами, которые еще недавно находились где-то далеко, а теперь ходили по сельским улицам, жили в домах сельчан, распоряжались их имуществом…

Несмотря на кратковременность пребывания немецко-фашистских оккупантов в Старом Лескене (с 26 октября 1942 г. по 3 января 1943 г.), жителям села ими был нанесен, помимо морального, и довольно ощутимый материальный ущерб. После освобождения республики в Старом Лескене, как и на всей территории Кабардино-Балкарии, специально учрежденной Чрезвычайной государственной комиссией по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников, были обследованы все имеющиеся в селе предприятия и учреждения, а также личные хозяйства граждан. По результатам обследования комиссией составлялись соответствующие акты об ущербе. Ныне они хранятся в управлении центрального госархива Архивной службы КБР и являются ценным источником информации о событиях тех далеких лет.

В комиссию, сформированную в Старом Лескене, входили представители органов местной власти и общественности: председатель сельсовета с. Старый Лескен Белимготов Фица Хаптикович, счетовод колхоза им. Карла Маркса Кажаров Билостан Мударович, учительница начальной школы с. Старый Лескен Умова Муза Асланбековна, колхозник колхоза им. Карла Маркса, инвалид Отечественной войны Апажихов Ахмед Хуатович, бухгалтер колхоза «Красный партизан» Герус Федор Александрович, заведующий неполной средней школой Белимготов Таукан Лютович, колхозница колхоза «Красный партизан» Макоева Паг Темботовна и заведующая райдетяслями Бижоева Женя Муссовна.

Сегодня, изучая материалы этой комиссии, видно, что во время ограбления гражданского населения немцы изымали не только ценные вещи, но не гнушались даже примитивной мелочевкой. Они присваивали себе мелкие предметы домашнего обихода, которые зачастую не имели для них никакой материальной ценности: бывшую в употреблении посуду, ношенную обувь... Но более всего фашистов интересовало главное «богатство» сельчан: сельхозпродукты, домашний скот и птица. Занимаясь грабежом и поборами, мародерствующие солдаты обрекали стариков, женщин и детей на голод и нищету. Может быть, сегодняшнему поколению людей это имущество не покажется такой уж большой потерей, но тогда, в условиях военного времени, все выглядело настоящей бедой.

Вот что об этом говорят архивные документы.

У Хаповой Фатимат Ибрагимовны и ее семьи произведено хищение и уничтожение имущества немецкими офицерами и солдатами за время их нахождения в с. Старый Лескен с 26 октября 1942 г. по 2 января 1943 г. Изъяты: корова, картофель, кукуруза в кочанах, пшеница. Всего на 39208 рублей.

Азаматова Ось Жамурзовна. Дом разбит бомбой немецких самолетов. Изъято: швейная машинка, ведро, сковорода, полотенце, 2 центнера кукурузы в кочане. На 29000 рублей.

Аталиков Хатут Пагович. Изъятие произведено немецкими офицерами и солдатами при отступлении 2 января 1943 г.: 1 теленок, 12 гусей, 2 индюка, 15 кур, 6 центнеров кукурузы в кочане, 2 железных ведра, 3 тарелки, 2 чайных стакана, 1 улей пчелиный, топор, мешок табака. На 54600 рублей.

Больжатов Мадин Питович. Дом плетневой, оштукатуренный, площадью 216 кв. метров разбит бомбой немецкого самолета. Убита лошадь рабочая, телка 1 ½ года, 36 кур, 3 гуся. Во время обыска, под предлогом поиска красноармейцев, у Больжатова  немецкими офицерами и солдатами было изъято имущество: кровати сеточные – 3 штуки, 2 матраца, 3 одеяла, пара сапог, швейная машинка, 2 стола, 2 бочки, 3 кадушки, бак, 5 котлов чугунных, масло подсолнечное, зерно пшеницы, горох, табак, керосин, 25 тарелок, 15 чашек. Всего на 120300 рублей.

Существенный ущерб был причинен председателю Старо-Лескенского сельсовета Белимготову Ф.Х. – на 206700 рублей. У него фашисты уничтожили жилой дом площадью 420 кв. метров и угнали верховую лошадь. Помимо продуктов питания, верхней одежды, домашней утвари, были изъяты такие ценные вещи, как двухствольное ружье, фотоаппарат, радиоприемник.

 Материальный ущерб в своих хозяйствах также получили: Аталиков Пшимахо, Кунашев Али, Кунашев Мугад, Гетажеев Хасан, Кошеев Абубекир, Гетажеева Лиоза, Каров Хасет, Табухова Фатимат, Алтудова Мадинат, Макоев Тагир, Шинахова Губата, Пачев Газиз, Виндугова Хомей, Деунежев Митат, Аталиков Сафар, Деунежев Хажтут, Тешева Каруха, Тохов Гиса, Деунежев Хажнаиб, Апажихов Исуф, Каляков Жамалдин, Макоев Татиш, Деунежева Аркуят, Уначева Мадинат, Тешев Хатут, Аталиков Сагид, Хамгоков Мах, Утижев Ильяс, Апажихов Хуат, Азаматова Цацу, Далелов Кацу, Унакафов Исхак, Тохова Асмират, Деунежева Лалу, Азаматов Пат, Долов Кучук, Белимготова Зулихан, Макоев Таиб, Шериужев Хажисмел, Бориев Мухамед, Белимготов Лют, Унакафов Хасин, Гетажеева Пижина, Каляков Кучук, Азаматов Хамид, Умов Кушбий, Азаматов Хажикасим, Яралов Георгий, Теуников Тобу, Долова Дах, Апажихов Касим.

За время своего недолгого пребывания в Лескенском районе немецкие оккупанты разграбили и растащили колхозное хозяйство, разворовали запасы семян, увели с собой и истребили значительное количество конского поголовья, крупного и мелкого скота. Ущерб исчислялся в миллионах рублей.

Колхозу «Красный партизан» (председатель Хачев Хазраил Такович), объединявшему  365 крестьянских дворов (862 колхозника), был нанесен огромный убыток  в размере 5.771.760 рублей. До разрухи это было довольно крепкое коллективное хозяйство, где выращивался крупный рогатый скот, лошади, овцы, козы, свиньи, куры, разводились пчелы, высаживались разнообразные зерновые и огородные культуры: пшеница, овес, просо, кукуруза, подсолнух, картофель, помидоры, огурцы, капуста, лук, свекла, морковь и даже арбузы.

Вот лишь часть разоренного колхозного имущества:

«Дом, контора: фундамент каменный, на известковом растворе, стены саманные, крыты черепицей, полы деревянные, уничтожен при бомбежке.

 Дом огородной бригады: фундамент каменный, на известковом растворе, стены саманные, крыша черепичная, полы земляные, сожжено немцами.

Дом при МТС: фундамент каменный, на известковом растворе, стены саманные, крыша черепичная, полы земляные, разграблен.

Пекарня: фундамент каменный на известковом растворе, стены саманные, крыша черепичная, полы деревянные, от бомбежки.

Полевой штаб: без фундамента, стены плетневые, крыты черепицей, полы земляные, сожжен.

Полевые бригадные станы: без фундамента, стены плетневые, крытые черепицей, полы земляные, разграблены на топку».

Колхоз имени Карла Маркса с. Старый Лескен (председатель Макоев Таиб Исхакович) постигла та же участь. Ущерб выражался в 6.154.048 рублях.

От воздушных бомбежек и артиллерийского обстрела учреждениям Лескенского райцентра был причинен ущерб в размере 524.933 рубля:

«Районный клуб, одноэтажный, саманный – повреждены наружные стены, сорваны потолки, двери и окна.

Дом милиции, одноэтажный, саманный – повреждены наружные стены и внутренние, частично взломаны потолки и окна.

Дом Советов, 2-этажный, каменный на цементном растворе, внутри оштукатуренный – повреждены внутренние стены, сорваны полы, двери и окна».

В селе пострадала начальная школа на 160 учащихся, состоявшая из двух одноэтажных каменных зданий под черепичными крышами. В акте об ущербе указано, что кроме разрушения самих школьных зданий, были уничтожены: «…Сарай деревянный. Оборудование: парты – 80 штук, классные доски – 6, стулья венские – 10, портреты вождей – 5, шкафы – 5, диваны - 1, вешалки - 4. Наглядные пособия: карты – 4, таблицы – 20, анатомия человека - 1, лупа - 1, микроскоп -1, проекционный фонарь -1, патефон -1. Библиотека: полное собрание сочинений Пушкина – 10 томов, Лермонтова – 8 томов, Гоголя – 12 томов».

Много горя, страха и неудобств принесли немецко-фашистские оккупанты на лескенскую землю. Но наступающий победоносный январь нового 1943 года явил старо-лескенцам ни с чем несравнимую радость освобождения. Успешные действия Красной Армии в Сталинградской битве создали благоприятные условия для наступательных боевых действий наших войск на Северном Кавказе. В первых числах января силами  9-й и 37-й армий Закавказского фронта гитлеровцы были вытеснены с территории Лескенского, Урванского, Советского районов,  а 11 января уже вся Кабардино-Балкария была очищена от фашистов.

После отступления немецко-фашистских войск в Старом Лескене начался трудный период восстановления народного хозяйства. Трудный, потому что все мужское работоспособное население находилось на фронте, и основные нагрузки легли на плечи пожилых людей, женщин, подростков.  Многие семьи так и не дождались с войны своих отцов, братьев и сыновей. Из 336 парней, призванных в армию из Старого Лескена в 1939-1945 годах, домой вернулось только 72 человека. 224 воина погибли на фронте или пропали без вести. Их имена ныне увековечены на обелиске, расположенном в центре селения Анзорей.

К сожалению, ужасы минувшей войны повторяются и сегодня, и не где-то за океаном, а совсем рядом с нами, на постсоветском пространстве. От взрывов бомб гибнут простые мирные люди – потомки тех, кто пережил Великую Отечественную войну в надежде, что их дети и внуки никогда не испытают ничего подобного.

 

Источники:

УЦГА АС КБР, ф.Р-292, оп.1, д.301.

УЦГА АС КБР, ф.Р-292, оп.1, д.209.

УЦГА АС КБР, ф.Р-292, оп.1, д.279.

УЦГА АС КБР, ф.Р-292, оп.2, д.48.

Кабардино-Балкария в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Сборник документов. Нальчик, 1975. С. 291.

http://le.adm-kbr.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=241&Itemid=210

Фото с интернет-сайта http://orbitnetwork.ru/uvlecheniya-hobbi/rasskaz/36422-dokumentalnoe-foto-vov-1941-1945-50-fotografiy.html

Фото с интернет-сайта http://topwar.ru/22549-bitva-za-kavkaz-oboronitelnyy-etap-s-25-iyulya-po-31-dekabrya-1942-g.html

Фото из газеты «Маяк» от 21.06.1977 г. № 75.

 

 

 

Колонна немецких штурмовых орудий StuG III

 на марше на Кавказ.

 

 

 

2-я гвардейская стрелковая дивизия (будущая Таманская)

держит оборону в боях на Северном Кавказе. 1942 г.

 

 

Жители с. Старый Лескен, пережившие

немецко-фашистскую оккупацию своего селения.

Слева Марем Барсагов, справа Мадин Больжатов.

Фото 1977 г.

 

 

Документ № 1

 

Решение исполкома Лескенского районного Совета депутатов

трудящихся о восстановлении районного дома Советов

 

6 марта 1943 г.

 

Решили: Учитывая, что здания РК ВКП(б) и Райисполкома в период временной оккупации немцами разрушены полностью, в связи с этим районные организации находятся в тяжелых условиях для нормальной работы за неимением соответствующих помещений под учреждения. Все отделы райисполкома размещены и работают в частных квартирах. Нет возможности достать лесоматериалы в районе для достройки дома Советов.

Заседание райисполкома решает: разобрать один из 2-этажных жилых домов бывшего Лескенского фанерного завода для достройки дома Советов в районном центре и отпустить средства из республиканского бюджета в сумме 100 т. рублей.

 

УЦГА АС КБР, ф.Р-731, оп.1, д.4, л.15об-16.

 

 

 

 

 

Из газеты «Кабардино-Балкарская правда»

от 11 марта 1945 г. № 49.

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

360000, КБР, г. Нальчик, ул. Горького, 13.

факс (8662) 76-04-26

e-mail: archives_kbr@mail.ru

12 февраля 2015 г. 14:50:01