Наталья Бальжатова,

консультант УЦГА АС КБР

 

 

О ПЕРЕИМЕНОВАНИИ НЕМЕЦКИХ КОЛОНИЙ

В КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ

 

 

Сегодня на карте Кабардино-Балкарской Республики мы не найдем таких экзотических для слуха современного жителя КБР топонимов, как Эбен-Эцер, Гнаденбург, Гофнунгсфельд, Гнаденфельд, Бруненталь. Между тем, эти названия носили немецкие колонии, которые в прошлом располагались на территории нашего региона.

Начиная со второй половины ХIХ в. Северный Кавказ стал новой родиной для многих сотен и тысяч немцев, приехавших сюда на постоянное место жительства. Приток немецкого населения из-за рубежа, а также из внутренних губерний Российской империи был обусловлен проводимой российским правительством политикой колонизации Северного Кавказа. Привлекая немецкое крестьянство на Кавказ, правительство рассчитывало на то, что немцы, обладая значительным культурно-хозяйственным опытом в области земледелия и агротехники, внесут свой вклад в экономическое освоение края.

Среди русского и горского населения немецкой диаспоре на Кавказе удалось сохранить свою самобытность, культурные ценности, язык и религию. В чужих краях переселенцы старались не терять связи со своей исторической родиной.  Общение «русских немцев» между собой происходило на немецком языке, на немецком  звучали и названия их поселений. О том, как присваивались эти исторические названия колониям и почему они с течением времени были утрачены, рассказывают документы управления центрального государственного архива Архивной службы КБР.

Большую тревогу для выходцев из Германии и Австро-Венгрии, проживавших в городах и селах Российской империи, принес 1914 год – год начала Первой мировой войны. Благожелательное ранее отношение к немецким жителям со стороны власти и общества сменилось недоверием к ним и ненавистью ко всему иностранному. В этих условиях многим иностранцам пришлось срочно менять германское подданство на российское, брать русские фамилии, доказывать свою лояльность к России. Антигерманская кампания наложила ограничения и на использование немецкого языка. Отныне в общественных местах, средствах массовой информации и даже уличной рекламе германских фирм и товаров немецкий язык заменялся русским. На волне патриотизма в первые дни войны российская столица – г. Санкт-Петербург – лишилась своего «немецкого» звучания и стала именоваться на русский манер Петроградом.

15 октября 1914 года последовал циркуляр Министра внутренних дел России Н. Маклакова, адресованный всем российским губернаторам, в котором говорилось:

 «В виду войны России с Германией и Австрией я нахожу своевременным поставить на очередь вопрос о переименовании тех селений и волостей, кои носят немецкие названия, с присвоением им наименований русских.

...В виду сего, прошу Ваше Превосходительство ныне же затребовать отзывы от Земских Начальников, в участках коих имеются упомянутые волости и селения, об обстоятельствах, при которых таковым усвоены немецкие наименования, и о том, какими, по местным условиям, русскими наименованиями было бы соответственно их заменить.

…Придавая особое значение всестороннему и быстрому разрешению этого вопроса, прошу Вас, Милостивый Государь, обратить на него особливое внимание»[1].

Данный документ непосредственным образом затрагивал и немецких колонистов, проживавших на территории Нальчикского округа Терской области. Накануне Первой мировой войны здесь насчитывалось четыре немецкие колонии, в которых проживало 2178 человек[2].

Александровская колония являлась старейшей в Нальчикском округе. Она была основана немцами-лютеранами Саратовской губернии, водворенными близ крепости Нальчик в 50-х годах ХIХ века. Свое название колония получила в честь двух Александров: императора Александра II, в царствование которого состоялось это переселение, и Александра Барятинского – Главнокомандующего войсками Отдельного Кавказского корпуса, наместника императора на Кавказе[3]. В целом это название выражало верноподданнические чувства немецких колонистов российскому престолу. Параллельно с официальным наименованием, существовал еще немецкоязычный вариант: «колония Александрдорф» (буквально «Александровская деревня»), но употреблялся он только в среде самих колонистов.

Название «Александровская» никаких нареканий у властей не вызвало, так как звучало вполне нейтрально для русского уха, чего нельзя было сказать об остальных колониях. Жители этих колоний по-разному отреагировали на требование начальства поменять названия своих населенных пунктов. Так, начальник 1-го участка Нальчикского округа сообщал, что жители колонии Эбен-Эцер, располагавшейся рядом с кабардинским селением Иналово (ныне с. Карагач), вовсе не против переименования:

«На предписание Ваше от 25 января с/г за № 1417 доношу, что немцы колонии Эбен-Эцер заявили, что название «Эбен-Эцер», они дали по своему желанию и взято из Русской библии, и заменить это название русским они согласны и желают, чтобы назвали «Алексеевским» (вероятно, в честь наследника российского престола цесаревича Алексея Николаевича – Н.Б.). При этом докладываю, что они переселились сюда, купив участок у князя Иналова из колонии Элоус»[4].

Действительно, в библейском сюжете о пророке Самуиле, судье израильском, изгнавшем филистимлян из Израиля, мы нашли «прототип» названия колонии Эбен-Эцер и выяснили следующее. Как оказалось, название «Эбен-Эцер» было позаимствовано немцами от названия установленного пророком Самуилом на израильской земле символического камня Авен-Езер (буквально «камень помощи»). «И взял Самуил один камень, и поставил между Массифою и между Сеном, и назвал его Авен-Езер, сказав: до сего места помог нам Господь». (Библия, Первая книга Царств, Глава 7:13).

Жители же колонии Гофнунгсфельд не спешили расставаться с историческим названием и были очень лаконичны в своем ответе начальству: «…кол. Гофнунгсфельд образована в 1908 г. на купленном у Василия Калмыкова участке земли, и сами поселяне дали это название»[5].  Надо отметить, что название этой колонии в переводе на русский язык буквально означало «Поле надежд» - несомненно, надежд на то, что жизнь переселенцев на новом месте сложится удачно.

Интересное объяснение о нецелесообразности изменения наименования «Гнаденбург» предоставил Павел Кёлер, проповедник Евангельской церкви Гнаденбурга. Дело в том, что по своему вероисповеданию жители этой колонии являлись приверженцами так называемого «Движения Исхода» - протестантской общины, основанной баварским пастором Самуэлем Готфридом Кристофом Клетером. Юг России и в частности, Кавказ, по мнению Клетера, являлся оплотом спасения истинно верующих членов общины клетериан от грядущего прихода Антихриста. Сторонники «Движения Исхода» основали на Северном Кавказе восемь поселений, центром которых стала колония Гнаденбург на правом берегу реки Терек в Терской области. В объяснении пастора Павла Кёлера начальнику 4-го участка Нальчикского округа сообщалось следующее:

 «Пастор Х. Клетер, главный основатель колонии Гнаденбург, как друг России писал с 1866-го года по 1894 г. в своем журнале «Братский вестник», как и в других своих сочинениях (печатных), что Россия в последнее тяжелое время сей эры предназначена Господом дать убежище преследуемым верующим членам церкви Иисуса Христа. Основано это учение на пророческом слове Библии.

Поселившиеся в 1881-ом году в названном смысле здесь братья просили пастора Клетера присвоить колонии соответственное имя. Он на то писал в «Братском вестнике» № 383 стр. 2948: "Я предлагаю название «Гнаденбург»; это слово должно иметь то означение, что милость божественная есть наша крепость, в которой мы можем жить спокойно". А потом в № 391 (1881 г.) стр. 3007 он пишет опять:

"Я не мог найти название более подходящее как это: Гнаденбург – ибо милость и любовь Бога, Господа нашего Иисуса Христа есть прапор, вокруг которого мы собираемся, и эти милость и любовь также наша крепость, в которой мы живем спокойно. Дарованные в Бозе почившим Императором Александром III 2 июля 1888 г. обществу колонии Гнаденбург льготы содержали и название «Гнаденбург»; также название это внесено в собр[ание] законов часть I том ХI ст.1100 Уст[ава] Дух[овных] Дел Иностр[анных] исповед[аний]".

Как видно из предстоящего, название «Гнаденбург» религиозное, чисто библейское, и ни в каком случае не светское или даже политическое»[6].

Несмотря  на столь убедительное разъяснение пастора, колония Гнаденбург, тем не менее, была переименована в село Смекаловское - по фамилии бывшего земельного собственника, генерала царской армии Смекалова, и носила это название до конца 1919 года. Зато две другие колонии – Эбен-Эцер и Гофнунгсфельд - по неизвестным нам причинам в тот период не были лишены своих явно нерусских наименований.

После установления Советской власти в Нальчикском округе началась новая кампания по переименованию населенных пунктов.  Всем сельским обществам было приказано ликвидировать названия своих селений, носящие дворянские и княжеские фамилии, и придумать взамен новые. В УЦГА АС КБР сохранился приговор общественного схода жителей колонии Гнаденбург, в котором говорится:

«…1920 г. июня 5 дня. Мы, нижеподписавшиеся жители колонии Гнаденбург 4-го уч[астка] Нальчикского округа из числа 70 человек домохозяев, быв сего числа на сходе в числе 44 человек, где слушали циркулярное предписание № 1251 о перемене названий всех селений, носящих фамильное название. Принимая во внимание, что наша колония называлась до войны Гнаденбург и только во время войны с Германией название было переменено, но не по нашей воле, а по распоряжению власти.

Со времени первого переворота, т. е. временного правительства, мы уже ходатайствовали о разрешении нам назвать свое селение опять Гнаденбург, что нам и было разрешено в конце прошлого года. Присовокупляем, что мы никогда [не] имели желание назвать свое селение фамилией [кого]-либо, а потому мы за циркулярное предписание № 1251, дающее нам окончательно разрешение звать свое селение настоящим именем, весьма благодарны.

В чем подписуемся В.Ульум, К.Пет.., А.Несс, Ф.Шилейн, Г.Нейман, Г.Чирн, К.Ш...., Т.Цельнер, Ф.Фогелзанг, Ф.Адлер, Г.Зингер, Готлиб Лейменстаг, Хр. Шилейн, Я.Гарт, Л.Балегеймер, Г.А.Петерс, Фр.Штир, Г.Ц.., Г.Штейнер, Ю.Пантен, Г.Вейднер, К.Петерс, Г.Штейман, Християн Нейдлинг, Эр.3инг[ер], Г.Гардт, О.Адлер, К.Гассольд, А.Гассольд, Г.Шредер, Фр.Фресса, Ш.Роде, А.Шредер, Ф.Гассольд, В.Чирн, К.Гельдеман, К.Гаар, Л.Даушлехнер, Г.Фрей, К.Кноп, Ф.А.Шилейн, Т.Ш.., К.Штайн, Флехтенбергер.

 Верность и законность настоящего приговора подписью и приложением печати свидетельствую.

Июня 5 дня 1920 года.

За Председателя ревкома П.Нейбауэр

Секретарь К.Шилейн»[7].

В архиве сохранилось также донесение председателя ревкома колонии Александровской Д. Сайбеля в Нальчикский окружной ревком от 6 июня 1920 г.: «Доношу, что колония Александровская носит название не по фамилии князя, а поэтому общество не пожелало переименовать название колонии».[8]

Получив такой ответ, руководители Нальчикского ревкома упустили из виду то, что название «Александровская» может иметь прямое отношение к имени царя. Но они не стали вдаваться в историю, оставив колонии прежнее название. Благодаря очевидному промаху большевиков, на сегодняшний день это один из малочисленных топонимов, связанных с дореволюционной историей нашего края, сохранившийся без изменений. Сегодня это всем известный микрорайон Александровка на окраине Нальчика, и вряд ли его нынешние жители задумываются о том, что  их район назван в честь ни кого иного, как российского императора Александра II.

В первые годы Советской власти в Кабардино-Балкарской автономной области путем отселения части семей из колонии Александровской образовались две новые колонии: Бруненталь и Гнаденфельд. Бруненталь (нем. Brunnen – «колодец» и Tal – «долина») была основана в Нагорном округе КБАО в 1923-1924 гг., Гнаденфельд (нем. Gnaden – «милость, пощада» и Feld – «поле») основана в 1926 г. в Прималкинском округе КБАО[9]. История колонии Гнаденфельд прослеживается по архивным документам только до 1937 года. Из протокола заседания Президиума Кабардино-Балкарского исполкома от 3 февраля 1937 г. известно, что она находилась в административном подчинении Черниговского сельсовета (ныне территория Прохладненского района) и в ней проживало 158 человек[10]. Как и когда была реорганизована или упразднена эта колония, пока нами не установлено.

С 28 января 1935 г. повысился статус колонии Гнаденбург: она стала районным центром нового, Курпского района, созданного в результате реорганизации Мало-Кабардинского района КБАО[11]. А с 1939 г. термин «колония», применяемый ко всем населенным пунктам с немецким населением, был заменен термином «селение»[12].

Тема переименования немецких населенных пунктов получила свое продолжение в годы Второй мировой войны, когда главным противником России (СССР) вновь стала Германия.  

Согласно принятым совершенно секретным документам: постановлению Государственного Комитета Обороны СССР от 21 сентября 1941 г. № 698 и приказу НКВД СССР от 22 сентября 1941 г. № 001347, все граждане немецкой национальности в принудительном порядке выселялись как из Кабардино-Балкарской АССР, так и из соседних регионов в Сибирь и Казахстан[13].

После депортации немцев, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 июля 1942 г., бывшие немецкие села в Кабардино-Балкарии получили новые, ничего не выражающие, названия. Так, «Крепость божественной милости» Гнаденбург превратилась в село Виноградное, «Камень помощи» Эбен-Эцер – в Советское,  «Долина колодцев» Бруненталь – в Октябрьское, а «Поле надежд» Гофнунгсфельд – в Красноармейское[14]. Как мы видим, новые наименования были искусственно придуманными штампами, которые сохранились по настоящее время. В  1944 году произошли также некоторые изменения в административно-территориальном делении нашей республики. Так, с. Виноградное вместе с восточной частью Курпского района КАССР было передано в Моздокский район Северо-Осетинской АССР, где оно находится и поныне[15].  Александровский сельский Совет был ликвидирован с передачей его территории в черту города Нальчика[16].

Дальнейшая судьба депортированных жителей этих населенных пунктов сложилась по-разному. Кто-то прочно обосновался в местах высылки, а кто-то предпочел вернуться в Кабардино-Балкарию после отмены ограничительных актов в отношении спецпереселенцев. В 1990-е годы советские немцы, в том числе вернувшиеся в КБР, массово эмигрировали в Германию. По состоянию на сегодняшний день, немецкие семьи в селениях Советское Прохладненского района, Октябрьское Зольского района, Красноармейское Терского района, за редким исключением, не проживают. Нет их и в селении Виноградном РСО-Алании.

По словам местных жителей, немцы, хотя и покинули навсегда свою вторую родину, вспоминают ее с ностальгией и по возможности стараются посещать родные места.

 

 

 

 

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ


 

[1]УЦГА АС КБР, ф.И-6,оп.1, д.875, л.2.

[2] Терский календарь на 1912 год. Тифлис, 1911. С. 8-9.

[3] Кармов Р.К. Александровская немецкая колония. http://www.kbrarchive.ru/aleksandr_nemeckaia_kolonia.htm

[4] УЦГА АС КБР, ф.И-6,оп.1, д.875, л.25-25 об.

[5] УЦГА АС КБР, ф.И-6,оп.1, д.875, л.26-26 об.

[6] УЦГА АС КБР, ф.И-6,оп.1, д.875, л.27 об.

[7] УЦГА АС КБР, ф.Р-201, оп. 1, д. 42, л.93. 

[8] УЦГА АС КБР, ф.Р-201, оп. 1, д. 42, л.86.

[9] УЦГА АС КБР, ф.Р-2, оп.1, д.140 т.1, л.30; ф.Р-2, оп.1, д.755, лл.4-5.

[10] УЦГА АС КБР, ф.Р-8, оп.1, д.47, л.88-88 об.

[11] Административно-территориальные преобразования в Кабардино-Балкарии. История и современность. Сборник документов. Нальчик, 2000. С.297.

[12] УЦГА АС КБР, ф.Р-717, оп.1, д.177, л.2.

[13] Бугай Н.Ф., Гонов А.М. Кавказ: народы в эшелонах (20-60-е годы). М., «ИНСАН», 1998. С.175.

[14]УЦГА АС КБР, ф.Р-193, оп.2, д.1, л.3.

[15] УЦГА АС КБР, ф.Р-1025, оп.2, д.87, л.30.

[16] УЦГА АС КБР, ф.Р-717, оп.1, д.189 а, л.107.

 

 

 

Селение Гнаденбург Курпского района

Кабардино-Балкарской автономной области

(ныне с. Виноградное Моздокского района РСО-Алании)

 

 

 

Оттиск печати

протестантской общины колонии Гнаденбург

с текстом «Евангел. Церковь Гнаденбург Кавказ».

1915 г.

 

 

 

 

360000, КБР, г. Нальчик, ул. Горького, 13.

факс (8662) 76-04-26

e-mail: archives_kbr@mail.ru

14 октября 2014 г. 20:31:19