Навигация:

Об Архивной службе

Мой номер был 3883…

Истории бывших узников фашистских концлагерей

       11 Апреля весь мир отмечает Международный день освобождения узников фашистских концлагерей, установленный в память о восстании заключенных в нацистском лагере Бухенвальд в 1945 году.
    По разным данным, заключенными в 14 тысячах гитлеровских фабрик смерти (лагерях, тюрьмах, гетто), стали более 18 миллионов человек, 11 миллионов были уничтожены, каждый пятый был ребенком...
    Если и был когда-то ад на земле, то он находился именно там. За колючей проволокой происходило то, что сегодня сложно себе представить. Нацистские палачи при содействии местных пособников чудовищно издевались над приговоренными к смерти.
   Некоторые из лагерей располагались на заводах или даже на фабрике игрушек, как в польском городе Лодзь, и назывались трудовыми. Но эта сухая маркировка совершенно не отражала сути происходившего: если человек попадал в такой лагерь, шансы выбраться из него были ничтожны. Палачи преследовали конкретную цель — уничтожать всех сюда входящих. И даже надписи, которые «украшали» ворота концлагерей, были как жестокая насмешка над изможденными пленниками, которые становились свободны, только когда умирали: «Труд освобождает», «Каждому свое», «Путь к свободе существует».


      Вот лишь маленький отрывок из материалов Нюрнбергского судебного процесса над бывшими руководителями гитлеровской Германии: «Флоссенбюргский концентрационный лагерь – фабрика смерти. Хотя, на первый взгляд, основным назначением лагеря являлось использование массового рабского труда, он имел другое назначение – уничтожение людей путем применения специальных методов: голод, смерть, садизм, холод, отсутствие медицинского обслуживания, болезни, избиения, виселицы, замораживание, подвешивание за руки, доведение до самоубийства, расстрелы и т.д.
    Заключенных убивали без разбора; преднамеренные убийства евреев были обычны; впрыскивание яда, расстрелы в затылок были ежедневными событиями; свирепствовавшие эпидемии брюшного и сыпного тифа, которым предоставляли неистовствовать, служили средством уничтожения заключенных; человеческая жизнь в этом лагере ничего не значила. Убийство стало обычным делом, настолько обычным, что несчастные жертвы просто приветствовали смерть, когда она наступала быстро…
    Практически представители каждой из европейских национальностей в течение какого-то времени находились в лагере. Однако большинство заключенных были русскими и поляками. Никакого различия между полом не проводилось. Женщины и дети уничтожались самым жестоким образом…»
В управлении центра документации новейшей истории Архивной службы КБР создан и постоянно пополняется архивный фонд П-2606 «Коллекция документов ветеранов войны, тружеников тыла и узников фашистских концлагерей», куда вошли личные документы, статьи, интервью, переписка, фотографии и воспоминания бывших узников, жителей Кабардино-Балкарии Ю.Т.Бабаева, В.Ф.Буковского, К.Гуриева, Н.А.Дернового, Б.Х.Кантемирова, В.Б.Костюкова, А.О.Найфонова, Г.К.Семенова, В.И.Соломко, И.Титова, А.Т.Хакунова, К.Г.Чабановой-Чеченовой, Х.Ж.Чочаева, В.Ф.Шостака и др.

gordai1

Созаев Гордай Казиевич, секретарь сельского Совета с.Белая речка Хуламо-Безенгиевского района КБАССР. Погиб в лагере смерти «Гросс-Лазарет» в августе 1942г

     Большую ценность в составе Коллекции представляют списки бывших узников по Кабардино-Балкарии, в том числе несовершеннолетних; списки уроженцев республики, погибших в лагере смерти «Гросс-Лазарет», (г.Славута, Хмельницкая область, Украина), тайно составленные заключенными лагеря, которые позже были систематизированы сотрудниками Мемориального комплекса «Национальный музей истории Великой Отечественной войны 1941-1945гг.» Министерства культуры Украины и присланы Президенту КБР Валерию Мухамедовичу Кокову; анкеты и воспоминания бывших узников-жителей городов Нальчик и Прохладный, собранные сотрудниками управления и воспитанниками историко-краеведческого клуба «Аяз» Нальчикской средней школы № 19 под руководством Ирины Султановны Золотаревой при помощи республиканского Совета ветеранов войны, труда и правоохранительных органов.
   Когда берешь в руки архивные дела, в которых содержатся правдивые и вместе с тем ужасающие в своей фактической наполненности свидетельства выживших заключенных, трепетно перелистываешь пожелтевшие от времени страницы, исписанные крупным аккуратным почерком, как будто листая чью-то жизнь, становится не по себе от того, что стал невольным свидетелем чего-то холодно-ужасного, дикого и непостижимого - страшных преступлений против человечества.
Далее - рвущие сердце откровения из архивных документов о драматических судьбах бывших пленников, многие из которых публикуются впервые (названия и имена собственные соответствуют тексту оригиналов документов).

    Буковский Виталий Флорианович, 1904 г.р. В сентябре 1941 года в жестоких боях у села Згуровка Полтавской области был контужен и в бессознательном состоянии оказался в плену у врага. Содержался в лагерях для военнопленных Флоссенбург (Германия), а с весны 1944 в Маутхаузене (Австрия): «В концлагерь Флоссенбург я попал в августе 1942 года на пожизненное заключение по решению гестапо при Нюрнбергской тюрьме, после предварительного там заключения и допросов… Лагерь опоясан шестью рядами колючей проволоки под электрическим током высокого напряжения. За проволочным заграждением через каждые 50 метров стоит каменная вышка с пулеметом, позволявшим простреливать всю запретную зону. За проволокой – крематорий с двумя печами, высокой трубой и круглосуточным запахом жженого мяса. Внутри лагеря виселицы, казни проводились перед всем строем заключенных. Трупы повешенных иногда висят по несколько суток для устрашения…
    Наша форма одежды, русских офицеров, из числа казненных. Пиджак и на нем две красных полосы, масляной краской шириной в два пальца, спереди и сзади вдоль груди и на спине. На груди у сердца красный треугольник (политзаключенный), сверху его две буквы RO (русский офицер) и ниже лагерный номер, мой был 3883…Голова заключенного посередине ото лба до затылка подстрижена на ширину в три пальца. Такой вид создавался для гарантии от побега, т.к. такую «форму» видно и за два километра.
   Дневной рацион заключенного: 250 гр. эрзац-хлеба (прим. – заменитель хлеба, состоял из 50 % ржаных отрубей, 20% отжимок сахарной свеклы, 20% муки из древесных опилок и 10% муки из соломы, желудей и костей ) и кружка чая, заваренного травой на завтрак, на обед 200 гр. супа из брюквы или свекольных листьев, на ужин тот же чай и тот же суп. Такой рацион обеспечивал работу человека, по заключению самих немецких специалистов, на 6 месяцев, а дальше он, не могущий работать, шел на уничтожение…

   …Блоковой офицер из уголовников за отказ бить плетью заключенных-итальянцев начал избивать меня вначале плетью, кулаками, а затем табуретом. Я потерял сознание и не знаю, долго ли меня еще били… Утром я не мог двигаться самостоятельно и тот же блоковой оттащил меня в ревир (лагерный лазарет). В ревире было по 2-3 человека на койке. Польский врач из заключенных подвел меня к узкой койке, на которой лежал пожилой уже заключенный, внимательно смотревший на меня. Я представился по-военному: «Командир артдивизиона 131-й стрелковой дивизии капитан Буковский». «Я генерал Карбышев, наверно, слышали обо мне?» – ответил он... (прим. - Карбышев Дмитрий Михайлович (1880-1945) - российский и советский фортификатор, крупнейший отечественный учёный-военный инженер. Генерал-лейтенант инженерных войск. Доктор военных наук, профессор Военной академии Генерального штаба РККА. Герой Советского Союза. В ночь на 18 февраля 1945 года после зверских пыток был убит в концлагере Маутхаузен (Австрия)).
     На работу и с работы мы ходили строем по пять человек в ряд для удобства подсчета. С работы часто несли на руках избитых товарищей, их брали двое за руки у плеча и двое за ноги, получалась пятерка. Таких пятерок было много и один раз несли избитого Д.М.Карбышева, которому в то время было 62 года…
При разгроме армии Паулюса под Сталинградом по всей Германии был объявлен трехдневный траур, а в концлагере Флоссенбург особо издевались над русскими офицерами. Нас раздели у бани, заставили спуститься вниз, дали душ, вначале горячий, затем только холодный при сильной вентиляции душевой, затем вывели во двор на холод, потом опять под душ. Многие тогда не выдержали, оставшись лежать в душевой, где вода была по колено…»

     Баранюк (Ермакова) Эмилия Ефимовна, 1927 г.р.: «Родилась в Смоленской области, г.Лидбуда. Отец был коммунистом, в 1942 году его расстреляли. Брат ушел в партизаны, вскоре погиб. Всех жителей города немцы согнали в церковь, где держали некоторое время. Затем отобрали детей и отправили в Германию.
     Привезли в лагерь Освенцим, где я находилась до 1943 года. Спали на соломе, ели брюкву и картофель. Хлеб давали два раза в сутки, примерно 150 грамм. Спасало то, что работали на полях, сажая свеклу, репу, могли хоть что-нибудь съесть.
За каждое лишнее движение били. На груди у каждого была табличка с номером. Хотели выколоть номер на руке, но я потеряла сознание и меня не тронули.
     Когда советские войска подошли близко к лагерю, детей должны были уничтожить. Но в это время приехал большой начальник, помещик, барон фон Ёрдан с женой. Им нужна была служанка. Я говорила по-немецки, и меня взяли на работу. У хозяев было четверо детей. На чердаке жили слуги: кроме меня еще француз, поляк, украинка Ганна.
Работали мы с четырех утра до часу ночи. Летом работали на поле. Одеждой служил мешок, ходили босиком. Всю неделю откладывали понемногу хлеб, чтобы в воскресенье с 11 до 16 часов отнести его в концлагерь Фикенваль русским военнопленным».

 naifonov

А.О.Найфонов. 1940 г.

     Найфонов Антон Оразович, родился в 1914г. в с.Новый Урух, Северная Осетия. Попал в плен под Харьковом, был этапирован во Францию, бежал из плена, воевал вместе с французскими партизанами: «Я попал в плен с двумя ранениями. Это было во время прорыва из большого Харьковского окружения в июне 1942 года, в результате которого около 70 тысяч солдат и офицеров оказались в окружении врага…
Лагерь для военнопленных был под открытым небом, на железнодорожном вокзале Борвенково. Фашисты издевались над медсестрами, с солдат снимали сапоги…Коммунистов и евреев увезли на машине в неизвестном направлении. Нас перевели в другой лагерь, который расположился прямо во дворе школы г.Смела Черкасской области. Дважды окруженный колючей проволокой, он предназначался только для раненых. Здоровые копали глубокие ямы для умерших от голода и дизентерии.
Нас кормили отвратительной баландой с червями. От потери крови и дизентерии, нервного и физического истощения я был близок к смерти. Меня даже собирались погрузить на тележку с мертвецами, но один из военнопленных заметил, что я дышу, и упросил, чтобы меня оставили. У него был кусок свеклы, который он скормил мне по маленьким кусочкам. И это меня спасло. Ежедневно в лагере умирало 50-100 человек…»

   Соломко Виктор Иванович, 1927 г.р., во время войны жил в сел. Баксаненок Баксанского района КБАССР, попал в плен в декабре 1942 года, в трудовом лагере в г.Гамбурге (Германия) оказался в 1943 году: «12 человек из нашей группы попало на шерстепрядильную фабрику. При фабрике был лагерь «ОСТ» арбайтер (лагерь восточных рабочих)…Кроме пряжи там делали электромоторы, цепи для бензопил и снаряды… Я попал в снарядный цех вывозить стружку от станков, а когда подадут вагон, то грузить его. Работали по 12 часов, кормили раз в день супом из брюквы, а вечером давали какое-то пойло, которое называлось «кофе». Хлеба давали одну булку на 4 человек. Ходили обутые в деревянные колодки, чтобы нас было слышно за версту. На груди и на спине были нашиты лоскуты с надписью OST.
Чего для нас было в избытке, то это нас здорово били. Били за все: за то, что плохо работал, за то, что не так посмотрел, за то, что плачешь, за то, что смеешься, за то, что ты русский, за все, что прошло, что есть, что будет и не будет…»

 cabanov cecenov


     Чабанова-Чеченова Кутлухан Гафаровна, 1922 г.р., в начале войны работала в эвакогоспитале №3563, который располагался в татарской школе №3 г.Симферополя: «В ноябре 1941 года госпиталь расформировали, медперсонал отпустили по домам. Крым был оккупирован фашистами. В марте 1943 года меня как бывшего секретаря комсомольской организации арестовали.
Штрафной концлагерь СД находился на территории совхоза Красный Симферопольского района Крымской АССР (сейчас – совхоз Мирный). 3 ноября 1943 года во время массовых расстрелов совершила побег. Побег был удачным…
Все у меня стоит перед глазами, часто снится по ночам. Чем больше живу, тем четче вспоминаю тот ужас и ад, который я видела в плену. Мне очень бы хотелось рассказать о трагической судьбе директора школы сел.Кучук-Уздень Фатила Османовне Саранаевой. Она очень тяжело переносила плен, молила бога, чтобы скорее пришли наши и освободили нас. Она клялась, что если услышит первый залп, первые выстрелы русских, то оторвав рукав рубашки, ранив себя, кровью покрасит этот кусок ткани и будет махать им как красным флагом. Она не дожила до освобождения, ее расстреляли немцы.
Также была расстреляна старушка Хидиже Дагджи, так и не узнавшая, что ее сын и дочь, также находившиеся за колючей проволокой в другом лагере, недалеко от нашего, уже расстреляны. Мы узнали об этом, когда увидели их одежду, постиранную, висевшую и сохнувшую во дворе концлагеря. Немцы почему-то одежду расстрелянных после убийства стирали».

   Дерновой Николай Андреевич, 1920г.р., уроженец с.Ново-Полтавка Прохладненского района. Находясь на фронте, 27 мая 1942 года был пленен немецкими войсками на территории Харьковской области. Содержался в лагерях для военнопленных на территории Советского Союза, Польши, Германии, в пересыльной тюрьме г.Байройд, тюрьме гестапо и в концлагере Флоссенбург (Германия):
«После жестокого допроса в гестапо отправили в гестаповскую тюрьму г.Байройд. Здесь меня ждал расстрел, который был заменен пожизненным заключением в штрафном концлагере Флоссенбург. Сюда меня и еще пять человек доставили 20 октября 1943 года. Встретивший нас комендант сказал: «Здесь нет больных! Здесь есть здоровые, которые работают в каменоломнях, и мертвые, которые горят в печах крематория. Вы проживете здесь не больше шести месяцев, а потом подохнете. Отсюда выход один: через трубу, вместе с дымом…»
Люди не выдерживали этого ада, многие вешались. Но это ведь очень тяжко, и не везде можно было найти веревку. Поэтому часто говорили друг другу: «Пошли лучше на проволоку!» По ней шел ток высокого напряжения, смерть могла быть мгновенной. А если не добежишь и пристрелят, то тоже не так страшно, все лучше, чем палкой убьют…»

dernevoi 

Узник Лодзинского гетто №1029 Николай Дерновой

    Черванёв Иван Савельевич, родился в 1926 г. в Днепропетровской области, Васильковском районе, сел.Богдановка: «1 сентября 1942 года утром в наше село приехали гестаповцы и арестовали всех. Нас посадили в вагоны, закрыли и повезли. Вагоны открыли только через 10 дней, там было пять детских трупов.
Когда меня привезли в Германию, в портовый город Киль, посадили в гестаповский концлагерь «Зюд Драй», затем перевели в лагерь «Эльмшенхаген», где я работал на фирме «Баугильфе», строившей бараки. Постоянно у нас был карантин, т.е. нас не кормили по две недели. А когда все-таки кормили, выдавали маленькую мисочку баланды и одну буханку хлеба на десять человек. Меня часто были, перебили кость на ноге, кисти рук.
В лагере я подвергался химическим лабораторным экспериментам по методике Йозефа Менгеле (прим. - Йозеф Менгеле – немецкий врач, за опыты на узниках концлагеря Освенцим во время Второй мировой войны заработал репутацию одного из самых опасных нацистов и получил кличку «Ангел смерти»). Крючками нам срывали ногти на пальцах. Кто не выдерживал и умирал, его кожу обрабатывали и делали дамские сумочки и кошельки. Волосами набивали подушки. Кости дробили и вывозили на поля. Остальные останки сжигали в крематориях…»

  Соленова (Кружилина) Александра Николаевна, родилась в 1929 г. в Орловской области: «Родилась и жила я в Орле, когда нас угоняли, мне было неполных 12 лет. Отца отправили на виселицу. Меня, деда и остальных погрузили в товарняки. Там было очень много людей, и старых, и совсем маленьких.
В пути давали баланду. Останавливались редко. Нас привезли и отправили сразу же в крематорий. Это одно из самых страшных моих воспоминаний. Огромное, серое, угрюмое здание, над которым возвышалась очень большая труба. Из нее валил черный-черный дым. Мы проходили полную проверку: нас раздели, остригли, осматривали. Те, кто был здоров, - выходили, а кто был болен - нет. Среди них оказался и мой дедушка…»

hakunov

    Хакунов Алисаг Туганович, родился в 1920 году в сел.Нижний Черек Урванского района КБАССР. В составе пехотного ударного полка был отправлен в г.Армавир в начале июля 1942 года. Полк, в котором находился Хакунов, оборонял государственную дорогу до Кубани. Здесь шли ожесточенные бои. Немецкие самолеты бомбили днем и ночью. 3 августа 1942 года полк, отступая во время боевого действия в 12 км от Армавира, был разбит, мост через реку Кубань был взорван и А.Т.Хакунов попал в плен.
   Месяц перевозили немцы пленных через Ростов и Таганрог в вагонах этапом до Львова в лагерь для военнопленных.
В конце сентября 1942 года Хакунов был отправлен в Польшу в г.Острув-Мозовецк в лагерь для военнопленных 330 «А». С сентября 1942 до июня 1943 года находился там, в июне 1943 года заболел в лагере и вместе с другими больными был отправлен в г.Петриков-Кум в резервный лазарет. До 15 июня 1944 года находился там на работах. После был отправлен в г.Кельце (Польша). В июле 1944 года - в Австрию, г.Лиенц. Номер лагеря не помнит. В августе после бомбежки немцы их оставили и отступили, пленные были освобождены канадскими войсками.
В конце августа Хакунов был передан генералу Ратову, члену военной миссии. В феврале 1945 года на корабле по реке Дунай был доставлен в Одессу.
Всех бывших военнопленных тогда, по воспоминаниям А.Т.Хакунова, отправили в г.Алкино, Башкирия, в фильтрационный лагерь, Южно-Уральского военного округа. Он оказался в 4 роте, 28 полка,13 дивизии...
Находился он там до августа 1945 года, после был отправлен в Амурскую область, г.Райчиха на разработку угольных разрезов.
    В конце 1947 года получил паспорт, военный билет и был отпущен домой.

Миллионы мужчин и женщин, стариков и детей стали жертвами нацистских концлагерей. Сколько их, таких как Освенцим, Дахау, Флоссенбург по сегодняшний день вспоминается бывшими их узниками, среди которых были и наши земляки. Многие из них, к сожалению, прошли не только через ужасы условий содержания в лагерях, но и горечь репрессий уже после возвращения на родину.
     До 1953 года узники фашистских лагерей, даже дети, были в СССР изгоями. И только после смерти Сталина ситуация несколько изменилась. Но и потом, вплоть до перестроечных времен, о людях, прошедших ад немецкого плена и концлагерей, мало что было известно, нередко вокруг них создавалась зона отчуждения, вызванная недоверием. Да и они старались не распространяться о своем прошлом, ведь всех выживших считали предателями. И только Указ Президента Российской Федерации от 15 октября 1992 года №1235 по-настоящему приравнял их в социальном плане к ветеранам Великой Отечественной войны…
Быть может поэтому, несмотря на кропотливую работу архивистов, краеведов и историков, из 437 дел Коллекции только 52 содержат документы бывших узников. И от того они еще ценней.
Низкий поклон силе духа людей, которые смогли жить, работать, создавать семьи, после того, что им пришлось пережить.
     Вспомним слова польского писателя и журналиста Игоря Абрамова-Неверли, бывшего узника концентрационных лагерей — Майданека, Освенцима, Ораниенбурга и Берген-Бельзена: «Есть цветы, которые распускаются в сумерки. Есть люди, которые начинают излучать особое сияние в нечеловеческих условиях».
Сегодня просто необходимо рассказывать молодому поколению о жизни и подвиге ветеранов войны, узников фашистских концлагерей, тружеников тыла, именно потому, что их жизненный путь, мужество, стойкость, любовь к родине и честность могут служить примером и быть достойными для подражания особенно для молодежи.
Чем дальше от нас те суровые и священные дни, тем ярче сейчас понимание глобальной значимости Победы. Жизнь наших дорогих ветеранов учит нас быть настоящими патриотами и интернационалистами, наконец, быть просто Человеком с большой буквы, который даже в самых страшных, нечеловеческих условиях думает о том, чтобы помочь ближнему. И сегодня мы по-прежнему черпаем силы в этом бесценном источнике, укрепляем связи времен и поколений.
    Неоспорима истина, что без знания исторического прошлого нет будущего. Очень важно, чтобы в историю продолжали возвращаться малоизвестные, забытые и вычеркнутые на долгие годы имена. И здесь невозможно переоценить роль архивных документов, само их сохранение является символом государственности.

Полезные ссылки

logotip 75let

uslugi 

Government

Телефоны "горячей" линии
по антикоррупционной деятельности
АРХИВНОЙ СЛУЖБЫ
тел: +7 (8662)42-45-79
тел: +7 (8662)42-45-85
Телефоны КРУГЛОСУТОЧНОЙ
"АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ЛИНИИ"
ГЛАВЫ КБР
тел: +7 (8662)40-89-70
тел: +7 (8662)40-34-32

Адрес: 360000, г. Нальчик, ул. М. Горького, 13
Тел. +7(8662)42-46-04
Факс. +7(8662)42-46-04
archiv@kbr.ru
Прием заявлений и выдача справок гражданам:
понедельник, среда, пятница с 9:00 до 17:00.
Перерыв с 13:00 до 14:00

Сегодня 20

Неделя 138

Месяц 138

Всего 27533